Гильдия антикваров Украины

RSS UA RU

Новости

30.07.2012

Операция "Караваджо"

Портрет Караваджо работы Оттавио Леони
В итальянской истории искусств есть три имени, которые, особенно в последние годы, толкают ученых и псевдоученых на безумные исследования: Леонардо да Винчи, Мона Лиза и Караваджо. Результаты изысканий, связанных с ними, не всегда даже звучат правдоподобно, однако приносят "людям науки" славу и деньги

Последней сенсацией стала находка ста ранее неизвестных рисунков и картин Караваджо, гениального барочного живописца, расколовшая итальянское арт-сообщество на два лагеря.

Новость о неизвестных рисунках Микеланджело Меризи (Караваджо), жившего на рубеже XVI-XVII веков, облетела информагентства вечером 5 июля, накануне начала продаж электронных книг, написанных историками искусства Маурицио Бернарделли Куруцем (художественный директор Фонда музеев Брешии) и Адрианой Конкони Федриголли. Именно эти авторы заявили, что в миланском замке Сфорца хранятся работы юного Караваджо, созданные в период с 1584 по 1588 годы. Результат их исследований (два тома), можно купить на Amazon, а также на предусмотрительно запущенном сайте "Молодой Караваджо", где анонсируются само открытие и книги, доступные на четырех языках. Там же есть телефоны авторов и редакторов, с которым при желании можно связаться.

Итоги их работы, длившейся около двух лет, можно смело отнести к разряду фантастических. Во-первых, речь идет о невероятном количестве - а именно сотне - произведений, которые, по словам исследователей, оцениваются в 700 миллионов евро. Во-вторых, большая часть работ (около 80) - это рисунки Караваджо, а именно о них никогда ничего не было известно. На данный момент история знает о существовании 90 картин, написанных мастером светотени, создававшим свои произведения быстро и с натуры. При этом считается, что Караваджо не оставил после себя ни набросков, ни эскизов, что, собственно, и делает данное "открытие" таким грандиозным и маловероятным одновременно – у ученых отсутствует сравнительный ряд.

Работы, о которых толкуют Куруц и Федриголли, были сделаны в то время, когда Караваджо занимался в мастерской известного миланского художника Симоне Петерцано, ученика Тициана. Туда он попал в возрасте 13 лет, и об этом периоде жизни Караваджо, на которого во время учебы сильное влияние оказали ломбардская школа и сам Петерцано, известно не слишком много. В возрасте 18 лет строптивый художник, обладавший скандальным нравом, отправился в Рим.

 

Архив в замке Сфорца в Милане, где хранятся рисунки Петерцано и его учеников. Фото (c)AP
Архив в замке Сфорца в Милане, где хранятся рисунки Петерцано и его учеников. Фото (c)AP

В миланском замке Сфорца коллекция рисунков и картин из мастерской Петерцано хранится с 1924 года, куда ее привезли из расположенной неподалеку церкви. Всего она насчитывает более 1,3 тысячи работ, сделанных как мастером, так и его учениками. Самое же интересное заключается в том, что все это время архив был открыт, находился у всех под носом, и ни разу ни у одного исследователя творчества Караваджо не возникло и мысли, что среди этой кипы рисунков конца XVI века могут быть образцы творчества великого итальянца. Именно это обстоятельство вызывает сомнения у городских властей Милана, которые хоть и сказали, что были бы счастливы "новинкам" от Караваджо, но почему-то верят в это с трудом. Рисунки же, приписываемые сейчас Микеланджело Меризи, раньше считались работами Петерцано.

Как и подобает энтузиастам, Куруц и Федриголли фанатично верят в грандиозность открытия, которое должно "перевернуть представления о системе Меризи". Исследователи, например, упирают на то, что так просто не могло быть, чтобы в мастерской Петерцано не осталось ни одной работы блестящего ученика, который, по их мнению, именно в эти годы и сформировал основы своего стиля и техники, развившиеся позднее. Главный механизм атрибуции произведений искусства в данном случае заключался в сравнении рисунков с более поздней - известной - живописью Караваджо, которое якобы и показало удивительное сходство между работами раннего и позднего периодов. Под "сходствами", например, подразумеваются лица изображенных людей, их черты, особенности расположения и движения фигур. Куруц и Федриголли убеждены, что наработанные в ученические годы образы Караваджо использовал на протяжении всей своей жизни, и это их главный аргумент.

Так, например, исследователи полагают, что нашли в архиве рисунок с лицом мужчины, которое впоследствии стало лицом человека, изображенного справа от Христа на картине "Ужин в Эммаусе" (1606; на первой версии картины от 1601 года, по мнению исследователей, этот же мужчина изображен слева), хранящейся сейчас в Пинакотеке Брера. На ученических работах, по их мнению, есть лица и с выдающихся картин "Обращение Савла" (1601) и "Юдифь и Олоферн" (1599).

К исследованию, его методике и результатам у скептически настроенных историков искусства, которых оказалось большинство и количество которых с каждым днем только растет, оказалась масса вопросов. В замке Сфорца, например, удивились тому, что авторы открытия ни разу не пришли в архив, чтобы лично поработать с материалами и документами. По их данным, Куруц и Федриголли изучали "новые" работы Караваджо по фотографиям. На это, правда, у Куруца нашлось возражение - он сказал, что видел рисунки, просто приходил в архив не в рабочие часы. Такие посещения ему удалось организовать благодаря связям с кем-то из властей Милана.

Главное же, что смутило общественность, так это то, что исследование пары не прошло научной экспертизы, ни разу не обсуждалось с кем-то из специалистов по Караваджо (авторы, кстати, таковыми не являются), а представлено в виде электронной книги, да еще и на нескольких языках. Директор музеев Ватикана Антонио Паолуччи тоже удивился, почему никто ранее не связал всем известные рисунки с именем Караваджо, однако допустил, что ученым могло повезти и их догадка может быть верна. В некотором роде положительную оценку исследованию дал итальянский историк искусства XVI века Клаудио Стринати, назвав его "умным", однако отметил, что лишь некоторые работы могли быть сделаны Караваджо, а не все сто, что, по его мнению, просто абсурдно.

Остальные эксперты оказались гораздо резче в своих комментариях. Специалист по Караваджо из американского Колледжа Вильгельма и Марии Джон Спайк заявил, что качество приписываемых итальянцу рисунков значительно выше, чем его ранние работы, что просто противоречит логике. Куратор коллекции в замке Сфорца Франческа Росси отметила, что ученические работы, представленные в архиве, в большинстве случаев типичны и точно их атрибутировать нельзя. Историк искусства Кристина Терзаци из Универcитета Рима III заявила, что ученым нужно быть очень осторожными и внимательными и провести еще множество исследований, прежде чем они смогут сказать, кто автор этих работ. Кейт Кристенсен, глава отделения европейской живописи Метрополитен-музея, и вовсе решила, что авторы находятся в поисках сенсации, а Томазо Монтанари, профессор из Университета из Неаполя, наверное, выразил мнение многих, заметив, что вся акция больше напоминает рекламную кампанию, запущенную для продажи книги, научной же ценности в этом открытии Монтанари не нашел.

Разнообразные открытия дилетантов, изучающих историю искусства, далеко не новость, но каждый раз, когда речь заходит об именах гениальных художников, все приходят в невероятное возбуждение. В конце концов, а вдруг, и правда, найдены целых сто рисунков самого Караваджо? Однако здравый смысл подсказывает, что вот так как раз и не бывает: и цифра слишком круглая, и имя слишком великое. Итальянское и мировое сообщество сейчас твердо настроены провести ряд встреч, изучить произведения, а главное - само исследование, однако все это лишь прибавит популярности Куруцу и Федриголли, которые, надо сказать, и вправду запустили очень рекламный сайт. Принадлежат ли работы Караваджо - пока можно только строить версии и догадки.

Наверное, единственное, в чем Куруц точно не лукавит, так это в том, что в музеях и университетах Италии сидит мафия ученых, которая не дает прохода молодым исследователям. Не зная, как обратить внимание на себя и на свои научные достижения, они вынуждены "открывать" Караваджо и запускать сайты. В этой ситуации им можно только посочувствовать, а за Караваджо все же стоит порадоваться: еще сто лет назад имя одного из крупнейших реформаторов западноевропейской живописи было практически забыто, теперь же оно стоит рядом с именем Леонардо.

lenta.ru